02 / Что такое город?
Что такое город? Можно ли описать его одним словом? Можно ли понять, как он устроен, просто выглянув из окна? Архитекторы и градостроители знают, что это не так просто.
Ученые из Института Санта Фе Джофри Уэст и Луис Беттенкур попытались найти самые общие математические закономерности в развитии городов. Они их нашли, но поможет ли это спроектировать идеальный город?
What Is a City?
Что такое город? Можно ли описать его одним словом? Можно ли понять, как он устроен, просто выглянув из окна? Архитекторы и градостроители знают, что это не так просто. Но раз уж мы собрались спроектировать целый город, к тому же идеальный — придется ответить на этот вопрос, и на многие другие.

Но, сперва — немного истории (историю важно начинать писать с самого начала, это знает любой правитель города). Первые эскизы нашего идеального города появились несколько месяцев назад почти случайно, как игра, развлечение, отдых от работы. Квартальная планировка, несколько высотных акцентов — небоскребов в деловом центре, парк, река и каналы. Конечно, музей, театр, площади. А что еще? Куда двигаться дальше? С одной стороны, мы поняли, что не знаем — нельзя сказать, что мы были бы подготовленными градостроителями. С другой — очевидно, что в Москве, в нашей стране в целом, архитектор будет все чаще сталкиваться с градостроительными задачами. Да и много ли в архитектуре интересных задач, которые нельзя счесть не градостроительными?

Первый эскиз идеального города был нарисован Николаем Переслегиным
в январе 2017 года

Почему бы тогда не превратить «Идеальный город» из забавы — в образовательный и исследовательский проект, в котором мы будем сами изучать то, что нам кажется важным для проектирования в городской среде? Мы начали работу с еженедельного внутреннего семинара, и первые встречи посвятили самой структуре города — что в нем есть, и о чем мы хотим подумать в нашем проекте. Итогом нескольких обсуждений стала матрица тем и вопросов, которые с разных точек зрения описывают город.

Самое простое — смотреть на город как на набор элементов. Чтобы не забыть ничего важного, их можно начать группировать в «слои»: жилая застройка, транспортная инфраструктура, пешеходная инфраструктура, зеленый каркас, водный каркас, торговля, работа и так далее.
Зеленый и водный каркасы идеального города
Но описывается ли город только перечислением всех элементов? Если сделать каждый из них хорошо, будет ли хорош весь город? Нет, наверное, этого мало. Надо проверить, хорош ли город как пространство для экономических отношений, развития культуры, эффективно ли он управляется, появляются ли в нем современные технологии, да и красивая архитектура, кстати, тоже. Так частью нашей матрицы вопросов стали «аспекты» города.

На этом мы не остановились. Что будет завтра или через сто лет? Советские градостроители не предполагали, что автомобилей в городе может стать гораздо больше. Американские — что «город для автомобилей» покажется не очень удобным тогда, когда цена на нефть вырастет в четыре раза. Не было бы правильным спросить себя не только о том, как устроена эффективная экономика в современном городе, но как она может измениться через несколько десятков лет? Наша матрица дополнилась разделом «футурология».

Сто лет назад в серии рекламных картинок кондитерская фабрика «Эйнем» предлагала образы столицы в XXIII веке — местами удивительно похожие на 1914 год, в котором они были созданы.
Наконец, важно не забыть, что существуют связи между всеми частями (слоями, аспектами) города — мы разделили их по «масштабам». Чем является город в масштабе мира, страны региона? Что такое город как объект? Как соотносятся между собой крупные районы города? Какого размера район комфортен, обживаем человеком? Чем отличаются друг от друга многочисленные улицы, формы кварталов и домов?

Получившуюся многослойную матрицу («слои», «аспекты», «футурология», «масштабы») мы стали заполнять вопросами, на которые хотели бы найти ответы в ходе проекта. Скажем, можно ли сделать город восприимчивым к изменениям, гибким? Сегодня термин resilient city очень популярен — обычно имеется в виду устойчивость к изменениям климата, и тогда речь идет, например, о новых технологиях работы с инфраструктурой, с экологическим каркасом. Но может ли город быть устойчив также и к культурным изменениям? Сталинским генпланом были предусмотрены широкие проспекты для шествий, а потом по ним помчались автомобили, тогда как пешеходам остались узкие тротуары. А с недавних пор тротуары снова расширяют, но уже не для массовых шествий, а для комфорта каждого отдельного горожанина. Можно ли предугадать культурные, политические изменения, которые способны повлиять даже на структуру города?

Американские города отличаются друг от друга сеткой кварталов… или не очень?
Или, например, является ли структура города — носителем его идентичности? Морфотип квартальной застройки сегодня многим архитекторам и градостроителям кажется эффективным, но исторические кварталы в Барселоне, в Нью-Йорке и в Берлине — разные. Проявляет ли себя гений места в самой сетке улиц, в том, что до угла надо пройти 100, а не 200 шагов? Стоит ли тогда проектировать «идеальный» квартал?

Вопрос такого рода у нас накопилось несколько десятков. На некоторые мы решили не искать ответа — слишком велик объем неизвестных, к тому же далеких от архитектуры. В отношении других договорились сделать свой выбор, но не искать для него обоснования. Наконец, третья группа вопросов сформируют саму структуру исследования и проектирования.